ОФОРМЛЕНИЕ ЗАКАЗА
ODNO008
18.02.2016
Alternative
Зёрна
 
Зёрна
Название192MP3320MP3WAV
Odnono - Водопады (0:55) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono - Помни (3:45) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono feat. T.Check - Лови волну (4:49) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono - Зерна (3:59) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono - У истоков (2:45) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono feat. Jahnavi Harrison - До последнего (3:05) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono feat. Sedat Anar - Небо без дна (3:39) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono - Решай сам (4:12) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono feat. Subhadra Desai - В потоке (2:06) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono feat. Jahnavi Harrison - К океану (5:28) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono feat. Sedat Anar, Subhadra Desai, Basharat Ali - Огниво (5:30) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono feat. T.Check - Всюду (4:31) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
Odnono feat. Basharat Ali, Alba - Покой (3:47) 14 руб. (€0.15/$0.18) 17 руб. (€0.19/$0.22) 20 руб. (€0.22/$0.26)
ВСЕ: 84 руб. (€0.92/$1.08) 102 руб. (€1.11/$1.31) 120 руб. (€1.31/$1.54)
Платежные системы
«Зёрна» - самый интернациональный альбом Odnono. В его записи поучаствовали музыканты из 5-ти стран мира, в том числе скрипач Камал Сабри, который играл со Sting и Massive Attack, классическая индийская певица Субхадра Десаи и суфийский вокалист Башарат Али. Кроме того, 5 песен из «Зерен» впоследствии вошли в десятку самых популярных песен Odnono.

1. Водопады

Я видел юношу-пророка,
Припавшего к стеклянным волосам лесного водопада,
Где старые мшистые деревья стояли в сумраке важно, как старики,
И перебирали на руках четки ползучих растений.
Стеклянной пуповиной летела в пропасть цепь
Стеклянных матерей и дочерей
Рождения водопада, где мать воды и дети менялися местами.
Внизу река шумела.

Велимир Хлебников

2. Помни
Переплетаются вязи человеческих судеб,

Нас сводят на время, потом, не спросив, разлучают...
Уже на перроне нас грубо, небрежно разбудят.

И не умыться тебе, не выпить спокойно чаю.

Где мы? А проводницы пожимают плечами.

Пустой вокзал, и кассы безнадежно закрыты.

Уже понятно, что здесь нас никто не встречает

И в местных обменниках не принимают наши обиды.
От серого города веет терпким отчаянием.

Кто попадает сюда, самого себя забывает.

Зрачки печаль заволакивает как бы нечаянно:

— Что тут поделаешь, брат, со всеми бывает!

Ворчат динамики:
— Ничего не бывает случайно,

Все бумеранги вернулись, вы это все заслужили!

— Я вытащу нас отсюда, я обещаю!

— А был ли вообще поезд? —

В толпе равнодушно спросили.

Припев:
Помни: поливай не листья, а корни!

Помни: мы сами стражники своей тюрьмы!
Выдохни привычное «сегодня».
И эти строки вдохни!

Билетов нет — ни купе, ни плацкарта.

Таксистов нет, и не найти это место на картах.

Я здесь с начала начал. Мне миллионы лет.

Я застрял в городе, которого нет...

«Как тебе тут? — спросил машинист весь в масле и саже.
— Хотя ты можешь не отвечать. Это не так-то важно!
Смотри — на суше рыбе обещают счастье и славу,

Но она умрёт, если не будет плавать».

А они распаковали чемоданы, обжились

Здесь, прямо на путях, без прописок и виз.

Их раскладушки и шкафы заполонили перрон.

Они уверены в том, что вокзал — их дом.

Помни! Я ставил крестики на их запястьях

И клеил стикеры на лбы всех безучастных.

Время, платформа, вагон — всего несколько строк,
Помни: поезд придёт в назначенный срок!

Припев:
Помни: поливай не листья, а корни!

Помни: мы сами стражники своей тюрьмы!
Выдохни привычное «сегодня».
И эти строки вдохни!

Стань полноводной рекой, стать штормом,
Иначе нас убьют бесполезные дни.
Помни!

3. Лови волну
Мы — нежность с когтями тигра,
и наша радость с привкусом боли.
Вроде игра, но по правилам боя,
вроде свобода, но хуже неволи.
Одной рукой гладят, другой истязают под кроткий шёпот прибоя.
Они же не знают, что слёзы обрушат на землю холодное мутное море.
Твердь под ногами
на самом деле не твердь, а болото,
Кажется золотом,
но что же скрывается за показной позолотой?
Я не хочу умирать, нарисуй меня вечным! Но вокруг лишь пустые полотна —
И хоть бы один
толковый набросок или эскиз...
Но никто не решается взять в руки кисть: вдохновение похоти продано.
И всё те же выходят на бис...
И всё так же согревать холодно...
Берегись мудрецов ради мудрости и друзей, утопающих в лести.
Выйди смиренным глупцом на улицы, поклонись и пропади без вести.
Они в наших клетках и в ДНК — нас чувствуют, слышат.
Они в пище, что мы едим,
и в воздухе, которым дышим.
Они между строк, в наушниках и на телеэкранах.
Мы принимаем сигнал —
идёт ток, дрожит мембрана.
За нами наблюдали со спутников стальными холодными взглядами.
Нас приучили не размышлять
и потреблять всё, что дали нам.
Они вторглись в наши тела и дома,
в наши мысли и в наши поступки,
Ловя наши сигналы, но...
мы исчезли с радаров.

Припев:
Лови волну — чистый звук в какофонии Вавилона.
Лови волну — океан бушует, а ты спокоен.

Лови волну — позывные с родного Зиона.

Лови волну — ты транслируешь то, на что настроен.


4. Зёрна
Его очень любили на той планете,

Души ́ не чаяли, не хотели отпускать:

«Ты самый удивительный мальчик на свете,
Ты можешь бесконечно себя отдавать!»
Столько раз его казнили за это,

И в каждом городе есть его могила.
Но, если кто-то с кем-то воюет,

В его блокноте найдётся рецепт мира.
Он разорвал наши подушки:

«Не смейте спать, когда убивают, ясно?
Вы те же дети, играющие в войнушку,
Только игрушки стали опасней!»
Он не принимал чью-то сторону,

Он побеждал войну внутри каждого.
Он говорил, что пришёл засеять поле,
Чтоб семена взошли однажды.

Припев:
Ведь в каждом зёрнышке зреет
Огромное дерево.

Мощные корни — в глубину,
Кронами — в облака —
Вопрос времени.

Он останавливал танки

Ласковым шёпотом в сердце каждого солдата,
Смеясь в лицо смерти,

Втыкая пионы в дула автоматов.
А когда его вели на расстрел,
Такого нежного, безрассудного,
Он обнимать своих убийц хотел,
И его радость проникала всюду.
А когда они стреляли, зажмурив глаза,
Мертвенно бледные, в исступлении,
Доверчивая улыбка не сходила с его лица,
А пули-пираньи вонзались в тело.
И небо переливалось, искрилось,
Играя радугой в зрачках застывших,
Он вновь ушёл, никем не узнанный,
Баснословно богатый нищий.

Припев:
Ведь в каждом зёрнышке зреет
Огромное дерево.

Мощные корни — в глубину,
Кронами — в облака —
Вопрос времени.

Они пробьются сквозь стекло,
Асфальт и толщи бетона...
Время сеять пришло —

Наши зёрна в ладонях!

5. У истоков

6. До последнего

Сменяли друг друга поколение за поколением,
Умами людей властвовали тираны и гении,
Рождались и гибли города и империи,

А я продолжал сидеть, обняв руками колени.
Цари уверяли, что их слава в веках нетленна,

Волхвы упрямо не хотели верить знамéниям,

Чернь пировала до предела, до остервенения,

Я видел своими глазами последний выдох вселенной.
И вот цветок вновь прорастает из семени,

Мир распускается лепестками несмелыми,
Благоухает, забыв о боли и потрясениях.
Сценарий избит и банален, как серое небо осеннее!
Легко на эшафот идти вместе со всеми,

Не замечать очевидного лживо-рассеянно...
Наша любовь не пройдет испытание временем:
Она кокетлива, ветрена, самонадеянна.
Покрылись инеем яблоки скороспелые,

Надежда на счастье — старуха без роду и племени,
Вороны душу рвут криками оголтелыми,

Уходят самые близкие. Останься со мной до последнего!
Быть с Тобой вопреки всем упрекам и сплетням,
Жить Тобой под неразборчивый шелест столетий,
Терять и вновь искать Тебя в каждом моменте...
Без Тебя в этой игре нет смысла. Ответь мне!

васудева-пара веда
васудева-пара макхах
васудева-пара йога
васудева-парах крийах

7. Небо без дна
Плутали дороги
стеклянными, тёмными реками;
Мелькали события, лица размытыми фото;
Мигало и щурилось небо слепыми кометами,
А мы год за годом
всё ждали и ждали чего-то.
«Наладится всё,— говорили.—
Не бойтесь, всё к лучшему!»
Но время срывало
улыбки фальшиво-блестящие.
Мы жили несмело,
тайком и лишь прошлым и будущим,
При этом боясь
потерять настоящее.
И каждый кричал:
«Я сам себе бог!» — оскалившись.
Но каждый при этом
трусливо вцеплялся в поручни.
А Бог, улыбаясь, шептал: «Ты мне нравишься.
Доверься мне безоговорочно!
Ты не смотри, что стоишь на краю леденящей кровь пропасти,
А внизу лишь вязкий туман да плиты могильные.
Сомненья —
опасные оползни,
Но твой страх и слабости
могут стать крыльями».

Припев:
И скалы, и бездна — всё нарисовано —
Бледная хна.

Эта реальность хрупка и условна —
За ней небо без дна.

Разлука врывалась смерчем в сердца бесхозные,
Из окон летели в слякоть листы исписанные,
В них судьбы и чувства,
обиды и боль — вопросами,
Что важным когда-то было — теперь бессмысленно.
Стояли недвижными люди, как статуи,
И ветер нахально трепал
их одежду и волосы.
Их жизни ключами и мелочью наземь попадали,
Им колыбельную бездна пела в полголоса.
Всю свою глупую жизнь
из карманов вытащив,
Я молча стою босиком
у обрыва над пропастью.
Я её, быстрокрылую,
на волю выпущу
И нежно и тихо
сольюсь с невесомостью.
Я не хочу больше
врать и увиливать, Господи!
Я оторвусь от земли
не спеша, без усилий,
И задержусь
в пряном воздухе поздней осени,
И посмотрю на Тебя
так пронзительно...

Припев:
И скалы, и бездна — всё нарисовано —
Бледная хна.

Эта реальность хрупка и условна —
За ней небо без дна.

8. Решай сам

Там жёлто-красные листья застыли в воздухе,

Там море рисуют морем, макая кисть в солёную воду,
Там радость стихийная, без перерывов на отдых —

В каждой крупице и в каждой соте.
Страна слов нетронутых, невысказанных,

Ещё не спетых мелодий, что тишину очаровывают,
И небо так стремительно близко —

Вот-вот обнимет и звёздным пледом укроет.
Летят пыльцой ароматы вечно цветущих полей...
Я не уйду: не могу надышаться, прости!

Я много где был, открывал миллионы дверей,

Но только там мне так хочется сеять, а не цвести.
Босые ноги ласкает молочный прилив...

Всё — мне нечего больше желать.

Ведь некуда деться от этой безумной любви.
Лучше поверить в неё, чем каждый день умирать.

Припев:
Решай сам:

Выживать здесь или жить там?

В этом “там” что-то есть,

Это “там” может быть прямо здесь.

Может, проникнуть туда тайком, без спроса,
Сквозь накипь кухонь и кубизм кабинетов?

Но мы скорее похожи на вечно занятых взрослых,
А там живут свободные мудрые дети.
Давай вдохнём их низкое небо, парнóе море,
Закупорим восторг и нежность в бутыли памяти,
Ведь мы чужие там — стыдливые воры,

И будем вынуждены, потупив взоры, уйти.
Мы здесь привыкли драться во имя мира

С самими собой в отраженьях кривых зеркал.
Я так усердно копил трофеи, но меня осенило:
Туда попадают лишь те, кто всё потерял.
Я погашу свет, зажгу ночник —

Отчаявшийся шут в кандалах пыльной мебели,
Сорву сургуч и опять распахну родник —
Чтобы верили.

Припев:
Решай сам:

Выживать здесь или жить там?

В этом “там” что-то есть,

Это “там” может быть прямо здесь.

Обнять весь мир одним жестом, сразу,

Одной мыслью вырваться из тюрьмы,

Выразить все смыслы одной непривычной фразой:
«Где-то там есть вечные мы».
Спеть все песни одной песней,

Всего лишь взглядом дать надежду мечтам.
Мы разделены здесь, но когда-то были вместе,
И мы до сих пор там.



9. В потоке

ганге ча ямуне чайва годавари сарасвати нармаде
кавери синхду джале смин санидхим куру

Поcлушай, капля, без сожаления откажись от мыслей о себе
И взамен обрети Океан.
Послушай, капля, окажи себе эту честь
И в объятиях океана ощути безбрежное счастье.
Тебе так повезло! Океан добивается капли!
Отдай каплю, и возьми этот океан, полный жемчуга.

Джалаладдин Руми


10. К океану
Я слышу, как течёт жизнь. Она сначала
Пенится, клокочет, обдавая берега жаром,
Потом шёпотом меж камней стелется,
Остывшая, как будто чужая, сужаясь, сужаясь...
Зачем и куда ты течёшь, жизнь моя?
Когда ты замрёшь на песке дряхлой пеной?

В прудах не застаивайся, не верь ветрам пьяным!
Пока не засохла, беги к океану!

Скрижалям давно известно, сколько тебе отмерено.
Ты не проси у судьбы бóльшего:

Всё, что тебе дано, наполни бурлящей сутью,
Сделай вселенную из каждой горошины;

Всё, что так сердце греет, прибьётся к берегу,

Всё, к чему прикасаешься, становится прошлым.
А я строил дамбы, плыл против течения...
Надежд больше нет. Это всё не имело значения.

Лишь об одном я тебя молю, жизнь, Неси свои воды домой, к океану!

Припев:
Ты неси меня,
Ты неси меня,
Ты неси меня к океану!
Ты неси меня,
Ты неси меня,
Ты неси меня к океану!


Я от тебя отстранился на время, жизнь,

Сижу посреди реки на древнем, замшелом камне.
Спокойно смотрю я на мутные воды твои —

Все беды и тяготы — бури в стакане.

Сколько несёшь бесполезного мусора,

Сколько грехов в тебе, омываясь, оставили,
Сколько ручьёв ты послала на верную гибель!
Беги к океану — он твой спаситель!

Беги за свинцовыми тучами, птичьими стаями

И прикажи вóлнам, чтоб не сбивались с курса.
Ты по привычке текла по протóренным трóпам.
Смело прокладывай новое русло!

Ты потечёшь без надрыва и злобы,

Все беспокойства и страхи тебя оставят.

Знаешь, и я покину тебя однажды

И не вернусь: в одну реку не входят дважды.

Лишь об одном я тебя молю, жизнь, Неси свои воды домой, к океану!

Припев:
Ты неси меня,
Ты неси меня,
Ты неси меня к океану!
Ты неси меня,
Ты неси меня,
Ты неси меня к океану!

ганге ча ямуне чайва годавари сарасвати нармаде
синхду кавери джале смин санидхим куру


11. Огниво

Весь мир для смерти — жареные зерна;
Одни у нее во рту, другие пока в подоле.
Не говори «я», «я», «мое», «мое» — это главная причина гибели.
«Я» – это оковы на ногах, «мое» — петля на шее.
Весь мир погружен в сон, только одному святому не спится.
Он понимает, что смерть стоит у изголовья, словно жених у ворот невесты.

Душа моя. Проснись. Ты спала миллионы лет!

Муха попала в гур, и ее крылья завязли в нем.
Она тщетно отталкивается лапками,
мотает головой - она пленница лакомства!
Не связывай себя той веревкой, которой связан мир!
Как в муке теряется соль,
Так исчезнет и твое, подобное золоту, тело.
Поднявшись высоко, тучи извергли
Дождь раскаленных углей. Поднимись,
И громко взывай о том, что мир горит
В огне мирских страстей.

Душа моя. Проснись. Ты спала миллионы лет.
Почему бы тебе не проснуться сегодня утром?

Все говорят: «идем», «идем», но меня охватили сомнения…
Если они не знакомы с Господином, то куда же они пойдут?
Творец - это огонь, который живет в каждом сердце.
Но, если душа не станет огнивом,
От нее будет исходить только дым.
Господь – это сахар, рассыпанный в песке;
Руками его не собрать.
Учитель дал мне хороший совет:
«Стань муравьем и съешь его».


Душа моя. Проснись. Ты спала миллионы лет.

Кабир

12. Всюду

Атомными взрывами, скважинами истерзана,
Химикатами, кровью солдат пропитана,
Земля смотрит на людей пристально -
Я учусь у нее терпимости.
То пламя раздувает, хмельное, бешеное,
То тучи, полные ливней, носит по свету,
Соприкасаясь со всем, ни с чем не смешивается -
Я учусь быть беспристрастным как ветер.
Весной в океан втекают бурные реки,
А летом пересыхают, их русла в бурьяне.
Но он не выходит из берегов, и не мелеет -
Я учусь спокойствию у океана.
То луна полная, то усеченная
В окнах и лужах, но сама она не меняется.
Так и душа непричастна к телам обреченным
И я учусь видеть разницу.

Припев:
Мой гуру - мир
Всюду знаки, намеки…
Гуру – мой мир
С ним я начинаю
Во всем видеть уроки.
Мой гуру - мир
Всюду знаки, намеки…
Гуру – мой мир
С ним я начинаю
Находиться в потоке.

Лежит, не суетится мудрый питон
Сама добыча придет – съест, не придет – будет голодать…
Так и я учусь только то принимать,
Что приходит само собой.
Всю весну пчелы собирают мед,
Жидкое золото копят, но все впустую -
Его летом бесцеремонно пасечник заберет.
Я учусь не стать пленником улья.
Как мотылек слепо бросается в пламя,
Как олень бежит на звуки охотничьих гимнов,
Так и мы погибнем, очарованные страстями -
Я хочу научиться быть над ними.
Паук плетет паутину, играет с ней,
Потом вбирает в себя без труда.
Так и Бог раскинул эту вселенскую сеть,
И мне надо понять, что не навсегда.

Припев:
Мой гуру - мир
Всюду знаки, намеки…
Гуру – мой мир
С ним я начинаю
Во всем видеть уроки.
Мой гуру - мир
Всюду знаки, намеки…
Гуру – мой мир
С ним я начинаю
Находиться в потоке.

Эту смерть мы не победим,
Если уроки не пройдены.
Эту жизнь для галочки высидим,
бесполезную мыльную оперу.
Выдерни меня из кресла, прошу!
Время украдено временем.
Я все еще в прошлом копошусь,
А мне так нужно это мгновение.

13. Покой

Быт вековой спугнув, взлетела птица...

Густые заросли, чуть вздрогнув, онемели снова.
Застыли на осоке слёзы, не успев пролиться,
И я закрыл глаза, услышав юношу-пророка.
Его слова слетали с уст неспешно,

Как вьющиеся косы водопада:
«Всё, что вокруг, разрушат, ты оставь надежды!
Плакать не надо!»

Незыблемо стояли великаны-кедры,
Закутавшись в упругий и хрустящий воздух.
Воздух искрился солнца нежной цедрой.
Мир был спокоен. Мир без подвохов.

Пророк продолжил: «Им покой наскучит,

Они возьмут мечи, они покинут кельи».

От его слов цветов поникли лики,

Вздохнули ели.

«Они не будут больше верить притчам,

Они всё обессмыслят в суетливом беге,

Они забудут, что покой живой, а не статичный,
Инок-бунтарь сорвёт со своей шеи обереги...» —
Пророк замолк, а буйные хмельные гунны

В объятья леса бросили горящий факел.

И сам Творец, мудрейший, всемогущий,

Сидел на корточках и тихо плакал.

Мир в огне, гнев в глазах, в венах ртуть,
Пламя пустых желаний поглотило тишину...
Души заживо горят — ты уж не обессудь!

Но вопрос — как спасти хотя бы одну!?

ПОДЕЛИТЬСЯ
IMIXES РЕКОМЕНДУЕТ
Oleg Suhov & Arrival project
We Never Put any Fake Stereo
Timmies
Passion & Confusion
Toly Braun
What You Want
Odnono
Odnono
Наедине
Odnono
Без ожиданий
Odnono
Упанишады русской поэзии
Odnono
Dvija (Remixes by Yogamaya)
Odnono
Заново